Вы здесь

Главная » Пульсации » Пульсация в ритме «Гран-КуражЪ» » Диалог с Михаилом Бугаевым

Диалог с Михаилом Бугаевым (гитара,бэк-вокал, музыка, тексты)

— Михаил, ваша группа уже записала два альбома, сейчас вы работаете над третьим, т.е. у вас уже есть определенный опыт. Есть ли какие-то вещи в работе, которые тебе не хотелось бы повторять сейчас, которые, как тебе кажется, уже отошли в прошлое?
— По правде говоря, не знаю, что не хотелось бы повторять. Но я точно знаю, что хотелось бы сделать! Хочется сделать по-настоящему качественную запись, как в плане звука, так и в плане материала.

— Сейчас, когда ты работаешь над третьим по счету альбомом, появились ли темы, которые стали для тебя более значимыми, чем были раньше, которые хотелось бы затронуть в новом материале?
— По большому счету темы не меняются (на новом альбоме также будут песни о внутренних человеческих качествах, об отношении к любви и жизни. Будут песни на образные сюжеты, или взятые из фильмов, книг, известных легенд и истории). Меняется язык, которым эти песни написаны, и подход к изложению мысли. Я стараюсь развиваться, как автор песен.

— Давай поговорим подробнее о некоторых песнях. На первом альбоме вашей группы была песня «Царь». Расскажи об этой песне. Кто стал прототипом героя и, главное, чем личность этого человека привлекла тебя настолько, что тебе захотелось написать о нем песню?
— Песня «Царь» о последнем русском императоре Николае II, о революции и свержении самодержавия. В конце 90-х о Николае Романове и его семье очень много писали в прессе и рассказывали с экрана телевизора. Меня очень заинтересовала личность этого человека. Заинтересовала, прежде всего, неоднозначностью суждений различных историков об этом человеке.

— Когда я впервые услышала песню «Искатели мира», у меня сразу же возникла мысль, что она написана по книге Пауло Коэльо «Воин света», потом в одном из интервью я прочитала, что так оно и есть. А ты можешь немного поподробнее рассказать, что тебя привлекло в этой книге и почему возникло желание создать песню на эту тему, что тебе хотелось показать именно в песне? Поскольку мне лично эта книга очень нравится, поэтому к этой песне есть свои вопросы.
— На самом деле под впечатлением от творчества Пауло Коэльо я написал не одну, а целых три песни: «Искатели мира», «Да будет воля твоя» и «Ангел-хранитель». Главная мысль всех этих песен заключается в одной фразе: Воин света — тот, кто способен постичь чудо жизни, бороться до конца за то, во что верует. И хотя никто не считает себя воином света, каждый может стать им. У Коэльо очень светлая жизненная философия. Этим она очень подкупает. К его мыслям хочется прислушиваться.

— На вашем альбоме «Новой надежды свет» есть песня «Одиночество на земле». Что вдохновило на написание этой песни, вызывала ли она какие-нибудь вопросы у ваших поклонников и что она значит для тебя лично?
— До выхода альбома эта песня у многих вызывала один вопрос, который мне периодически задавали: это правда ты её написал? (смеется). Многих она удивила, прежде всего, своим глубоким и непривычно депрессивным текстом. Это была одна из первых песен, написанных мною для второго альбома. В то время я увлекался творчеством Сергея Маврина и хотел придумать песню, близкую по духу к его композициям. Даже когда я впервые напевал вокальную мелодию этой песни Мише Житнякову, я пытался изобразить интонации Артема Стырова (смеется).

— В одной из песен вы коснулись личности известного композитора Паганини. Поклонники знают, что не вы ее писали, но раз исполняете, значит, для вас она имеет свое значение. А в собственных песнях хотелось бы затронуть личность кого-нибудь еще из известных композиторов, или пока это не очень интересно?
— Кстати, интересная идея! Я подумаю! (улыбается). Действительно, биографии многих великих композиторов настолько интересны, что по ним даже ничего не приукрашивая, можно написать отличные драматические сценарии для фильмов и стихи для песен. Причем, такие произведения могут оказаться весьма небесполезными с просветительской точки зрения. Например, не все знают, что имя Вивальди полно загадок и тайн. После смерти композитора его музыку не играли около 150-ти лет, лишь изредка вспоминая как выдающегося скрипача. Публика 19-го века не знала Вивальди. Только в начале 20-го века итальянские и английские музыканты начали разыскивать музыкальные древности эпохи «барокко», и случайно обнаружили в одном из хранилищ манускрипты, принадлежащие перу Вивальди. Знаменитые концерты Вивальди «Времена года» впервые были исполнены и записаны лишь в середине 20-ого века. Если написать песню о каком-нибудь великом композиторе, молодые слушатели, возможно, заинтересуются его личностью и послушают его произведения. А это уже большой плюс, как минимум для эстетического развития человека и формирования у него хорошего вкуса.

— Работа над какой песней далась тебе сложнее всего и почему?
— Вот когда я полностью доделаю материал для нового альбома, я смогу ответить на этот вопрос! (смеется). Музыка всегда рождается очень легко, а вот над текстами порой приходится работать достаточно долго. Бывает, что мы больше полугода гоняем на репетициях инструментально полностью отрепетированную песню, у которой, однако, нет текста. Миша Житняков в это время поет «рыбу» на псевдо-ангийском языке, которую я обычно сочиняю на коленке за пять минут до начала репетиции. Из уже известных песен я очень долго сочинял песню «Последний танец». Музыка ждала свой текст больше года. Мы уже даже стали исполнять эту композицию на концертах в качестве инструментала. Потом появился предварительный вариант текста. Мы стали исполнять его. Лишь спустя какое-то время я наконец-то поймал вдохновение и дописал эту песню.

— Среди ваших песен есть такие, которые пока остаются в прошлом, некоторые поклонники только могут читать их названия в интервью, но их самих никогда не слушали. Не было желания реанимировать что-то из старых песен, или это уже прошлое, которое для вас уже не имеет такого значения?
— Да, периодически нас спрашивают о судьбе таких песен, как «Время вспять», «Край тишины» и др. Честно говоря, не знаю что сказать. Эти песни были придуманы на раннем этапе становления группы. В том виде, в каком композиции были сочинены изначально, сейчас они звучат уже очень наивно. Даже во время записи первого альбома (когда мы выбирали десяток песен из большого багажа старого материала) эти песни мы не рассматривали в качестве хитов для своего дебютника. А теперь они вообще не вписываются в новый материал. Поэтому, чтобы их реанимировать, нужно очень много переделывать и изменять, как в аранжировках, так и в текстах. Возможно, я займусь этим когда-нибудь. Но пока я думаю о новом материале, а не о переделках старого.

— Возникает ли у тебя иногда желание что-то изменить в тексте уже готовой песни?
— Да, бывает. Но, если речь идет о уже записанных песнях, то какой смысл их переделывать? Это как минимум не честно по отношению к слушателям, которым эта песня нравится. Лучше я напишу новую песню, чем буду перекраивать старую. Хотя, есть музыканты, которые готовы из года в год переделывать музыку, тексты и перезаписывать свои же старые песни. Например, Дмитрий Варшавский. Не очень понимаю его позицию, но это его дело и его право.

— Иногда люди, даже задумываясь над какими-то важными, но психологически тяжелыми темами, стараются избегать их в своем творчестве. Есть ли в твоем творчестве темы, которых ты стараешься не касаться принципиально, даже если для себя обдумываешь их и даже как-то действуешь в этом направлении?
— Я стараюсь не затрагивать в песнях темы религии и веры. Вообще, считаю, что упоминать имя Бога всуе, тем более в таком развлекательном музыкальном жанре, как наш, не совсем правильно.

— Помнишь, когда-то Александр Градский пел песню, в которой были такие слова: «Первый тайм мы уже отыграли, и одно лишь сумели понять: чтоб тебя не земле не теряли — постарайся себя не терять…». Я слышала эту песню, еще когда была подростком, но по-настоящему поняла смысл этих слов позже, когда стала старше и когда поняла, что на определенном пройденном этапе находишь свой язык с собственной жизнью, понимаешь какие-то ключевые вещи, которые помогают не сломаться даже в самые сложные моменты. А какие важные вещи ты для себя открыл, которые тебе помогают в жизни?
— Нужно верить! В том числе и в себя. Если ты сам не поверишь в свои силы, то и никто другой этого не сделает. А ещё, как бы ты не был занят и какие бы проблемы не решал, очень важно всегда помнить о своих близких! К сожалению, иногда мы начинаем понимать, как нам были дороги те или иные люди, когда их уже нет рядом с нами…

— Отвечая на вопросы своих слушателей, ты как-то сказал, что в твоих теперешних текстах нет той прямолинейности, которая была тебе свойственна несколько лет назад. В пример ты привел песню «Стервятники». А что в данном случае ты имеешь в виду под прямолинейностью, и почему сейчас тебе хотелось бы отойти от нее?
— На самом деле, как мне кажется, в моих текстах и сейчас иногда встречается «прямолинейность», просто «Стервятники» прямолинейны особенно! (смеется). Это один из самых первых моих песенных текстов. Идея там заложена интересная, но вот реализация по-детски наивная и простая. Если бы я сочинял эту песню сейчас, то написал бы её совсем другими словами. А под «прямолинейностью» я понимаю излишне простое повествование, в котором слова и рифмы угадываются наперед.

— В одном из интервью с вашей группой вы с музыкантами говорили о том, что не хотели бы, чтобы люди, приходящие на ваши концерты еще и со сцены слышали о том, как все плохо в нашей жизни. Но, тем не менее, в своих песнях вы касаетесь определенных проблем, которых не избежать, например, в песне «Те, кого рядом нет», «Дождь». При этом люди, бывающие на ваших концертах, уходят с них с оптимистическим настроением. От чего это зависит? От правильного порядка исполняемых песен, от настроя или от чего-то еще? И как, вообще, получается сочетать серьезный разговор о жизни в песнях и тот заряд оптимизма, которым вы всегда делитесь на концертах?
— Концерт — это как театральное представление, в котором есть пролог, драматическая часть, кульминация и хеппи-энд (улыбается). И трек-лист составляется таким образом, чтобы слушатели могли ощутить различный спектр эмоций, но в финале в любом случае ощутить прилив бодрости и хорошего настроения. Поэтому, в завершении своего выступления мы обычно исполняем попурри из мультфильма «Бременские музыканты». Начинается концерт чередой мощных композиций, затем идет лирическая часть. В любом представлении должно быть что-то необычное и эксклюзивное. Для каждого концерта мы стараемся подготовить какой-нибудь сюрприз: либо давно не исполнявшуюся песню, либо интересный кавер, либо совсем новую композицию. Кульминация концерта — это наши наиболее популярные композиции.

— Что для тебя значит слово «поиск»? Что-то интересное и вдохновляющее, или, скорее что-то сложное и запутанное?
— «Поиск» — понятие само по себе не простое. Можно искать что-то новое (новые источники вдохновения, новые пути реализации задуманного) и это всегда интересно, а можно разыскивать, то, что ты потерял (по глупости или беспечности), а это порой очень нелегко.

>> В начало