Вы здесь

Главная » Пульсации » Пульсация в ритме «Гран-КуражЪ» » "Гран-КуражЪ" - Драйв без границ!

"Гран-КуражЪ" - Драйв без границ!

(Интервью подготовлено для сайта "Комсомольской правды", раздел "Неформат": http://www.kp.ru/daily/25628.4/793893/)

(Фото: Анна Демина)

Группа «Гран-КуражЪ» (г. Бронницы), успевшая записать сингл, два полноформатных альбома и обрести поклонников в разных городах, готовит материал для третьего альбома и радует своих слушателей зажигательными выступлениями, после которых надолго остается заряд энергии. Параллельно с подготовкой новых песен музыканты участвуют в новых неожиданных проектах. Сегодня на наши вопросы отвечают гитарист и автор песен Михаил Бугаев и вокалист Михаил Житняков.

К.П. – Первый вопрос к Михаилу Бугаеву. Михаил, недавно вышел сборник “A Tribute to Aria. XXV”, на котором вы представили композицию «Вулкан». По сравнению с некоторыми хитами, эта песня не слишком известна. Почему выбор пал именно на неё?

Михаил Бугаев: – Собственно, поэтому мы и выбрали эту песню, т.к. она хоть и исполнялась на концертах, но ни в один студийный альбом «Арии» так и не вошла. Нам показалось, что записать раритет будет значительно интереснее, чем переигрывать всем известные хиты.

К.П. - Насколько сильно вы решили отойти от оригинала в аранжировках или вообще этого не делали?

М. Бугаев: - До нашего времени дошла лишь единственная запись «Вулкана» в исполнении «Арии». Это концертный бутлег 86-ого года. Когда у меня только появилась идея сделать именно эту песню, не все участники нашей группы даже знали о её существовании. В какой-то степени это было даже хорошо, т.к. мы могли делать песню фактически «с нуля». Я даже сказал ребятам, после того, как сделал дома первоначальную заготовку песни для последующей репетиции: «Не слушайте оригинал «Вулкана» пока мы делаем эту песню. Представьте, что мы просто готовим новую композицию «Гран-Куража».» Фактически, у нас и получилась песня «Гран-Куража». Мы сохранили гармонию и основную мелодию, но аранжировку сделали по-своему. У нас акцент сделан на гитару, в отличие от оригинала, где наиболее «заметные» партии у баса и клавишных. Также мы изменили партию барабанов, сделав её более плотной. Но, несмотря на современное звучание и подход к аранжировке, дух оригинальной музыки сохранился. Впрочем, столь добрый и наивный текст песни настолько пропитан советскими восьмидесятыми, что этот дух не изменить даже тяжелыми рифами и сдвоенными бас-бочками. (улыбается)

К.П. - Теперь вопрос к Михаилу Житнякову. Ваша группа уже не первый раз исполняет песни группы «Ария». Вы уже представляли своим слушателям «Ария-попурри». Отличалась ли для тебя работа над «Вулканом» от того рабочего процесса, который происходил при подготовке попурри? Что было сложнее исполнять?

Михаил Житняков: - Учитывая официальный статус нынешнего трибьюта, работа над «Вулканом» была достаточно серьёзной, хотя надо признаться, что песня оказалось не сложной в части вокала, и записана она была практически с одного дубля. Что же касается «Ария-попурри», то это в большей степени был душевный порыв после посещения московского концерта, посвящённого 20-летнему юбилею «Арии», на котором сами арийцы исполнили попурри из множества своих песен. Собравшись на репетиции, мы практически в шутку решили сделать своё «арийское» попурри, стараясь брать те песни, которые «Ария» не использовала в своём «мегамиксе».

К.П.- А когда вы впервые решили сделать «Ария-попурри» с очень известными песнями группы, не было страха, что вас начнут сравнивать с «Арией» и могут высказать совершенно разные мнения?

М. Бугаев: – Мы делали попурри не для того, чтобы соревноваться с «Арией» в исполнении их же собственных песен. Мы же нигде не заявляли: «послушайте и сравните, как у нас круто получилось»? Мы сыграли эти песни потому, что они нам самим очень нравятся! Помню, как подбирали композиции для попурри по темпу и тональности, чтобы всё подходило. Было действительно интересно этим заниматься. Да и потом у нас приближался концерт, который был как раз сразу после 20-летия «Арии». Нам показалось, что сделать сюрприз слушателям, исполнив такое попурри на концерте и посвятить его юбилярам – это хорошая идея. Собственно, поскольку нас потом ещё неоднократно просили исполнить это попурри, идея и её реализация показались слушателям действительно неплохими.

М. Житняков: - Так уж сложилось, что творчество «Арии» оказало большое влияние на мои музыкальные пристрастия и одной из первых песен исполненных мною в составе группы «КуражЪ» на так называемом прослушивании была композиция «Осколок льда». При исполнении «арийского» попурри мы старались делать ставку на оригинальность, т.к. в течение пяти с небольшим минут зритель мог услышать отрывки сразу из 6 песен.

К.П. - Многие ваши поклонники уже с нетерпением ждут ваш третий альбом, следят за новостями и задают много вопросов, связанных с новым материалом. Самые главные из них: когда он будет? сколько композиций на нем планируется? будут ли бонусы и сюрпризы в виде каких-то старых неизданных песен?

М. Бугаев: – Сразу скажу, что старых неизданных песен на новом альбоме не будет! В третий диск войдут только новые композиции, которые были сочинены уже после выхода альбома «Новой надежды свет». Работа над музыкальным материалом была, наверное, наиболее плодотворной за всю историю группы. За полтора года мы сочинили и отрепетировали новых песен почти на два альбома. Единственное, до сих пор многие композиции ждут своих текстов. На репетициях мы поем в этих разработках «рыбу» на псевдо английском языке. Но дело с текстами постепенно движется. Мы хотели записать альбом в 2010-м, но по ряду причин (в том числе по причине вышеупомянутой) не успели. Сейчас мы выбираем из всего подготовленного материала те песни, которые войдут в альбом. Думаю, в наступившем 2011-м году новый альбом увидит свет.

К.П. - Вас часто спрашивают о том, насколько реально, что вы сделаете альбом с теми композициями, которые нравятся слушателям, но не вошли ни в один из альбомов. Пока вы отвечали как-то расплывчато, не отказываясь полностью от этой идеи, но и не уточняя, как именно это будет выглядеть. А как обстоят дела сейчас и насколько на данный момент эта идея для вас интересна?

М. Бугаев: – Сложно представить нынешний «Гран-КуражЪ» с альбомом, целиком состоящим из песен типа «Рок мой» или «Дай руку мне». Конечно, это неплохие песни и некоторым поклонникам они очень нравятся. Но, лично по нашим ощущениям, эти песни уже морально устарели. И по текстам, и по музыке. Совсем забрасывать их не хочется, но и целый альбом таких раритетов я представляю с трудом. Многие же слушатели просто могут не понять идеи диска раритетов и подумать, что это новый материал. И для них такой альбом может стать разочарованием. Представьте, целый альбом из вещей, сочиненных во времена песни «Стервятники» и близких ей по духу? Лично мне не хочется, чтобы четвертый, или пятый альбом группы был таким. Хотя, некоторые наши «раритеты», предварительно, как следует, над ними поработав, можно в итоге пристроить куда-нибудь. Например, в качестве дополнения к какому-нибудь синглу. А ещё, если учесть, что многие неизданные наши песни – баллады, более логичным применением этих композиций видится сборник баллад. Вот эта идея более реальная и интересная. Мы можем подготовить как полноценный альбом из одних новых баллад, так и включить туда парочку перезаписанных (или впервые записанных) стареньких песен. Думаю, в таком виде, раритеты общей картины не испортят.

К.П. - Вопрос к Михаилу Житнякову. В 2010-м году вы представили вашим слушателям сингл «На войне» и новую песню на стихи М. Пушкиной «Все имена». Эти песни вы уже исполняли на концертах. А вообще, когда ты исполняешь какую-то новую композицию впервые на концерте, чувствуешь ли ты особую ответственность в связи с тем, что ты представляешь именно текст песни? Или ты считаешь, что ответственность лежит на всей группе и далеко не все зависит только от тебя?


М. Житняков: - Ещё как чувствую!!! (смеётся). На самом деле всегда во время премьерного исполнения висит значительный груз ответственности, связанный именно с текстом песни. Нередки случаи, когда вокалист может забыть слова в песне, а в случае с новой композицией, он фактически лишается права на так называемую «уловку», когда просит подпевать ему зал. Хотя, наверное, премьерное исполнение – серьёзное испытание для всех участников группы.

К.П. - После твоего участия в проектах Маргариты Пушкиной, в которых ты исполнил композиции «Опрокинутость» («В небе») и «Цветок майорана», уже прошло определенное время. Как ты сейчас думаешь, стоит ли исполнять эти песни на концертах как-то иначе, чем ты спел их на дисках или постараться по максимуму придерживаться изначального варианта?

М. Житняков: - Вышеперечисленные композиции, надо отдать должное авторам, имеют весьма сложные полифонические аранжировки, что само по себе является серьёзным препятствием для их живого исполнения с технической точки зрения. Не думаю, что упрощённый вариант был бы уместен, так как теряется атмосфера, задуманная авторами. Поэтому в настоящее время мы не исполняем эти песни на концертах.
М.Бугаев: – Обе эти песни очень красивые. Там весьма богатые оркестровки и клавишные партии. Сам я их исполнить на домашнем синтезаторе и записать в «портянку» на должном высоком уровне не смогу. Поэтому мы надеемся, что нам удастся договориться с Сергеем Скрипниковым (автор музыки проекта «Династия посвященных») о предоставлении нам необходимых партий. Если всё срастется, то мы сыграем и эти песни.

К.П. - А вообще, часто ли случается так, что во время концерта хочется исполнить какую-нибудь песню иначе, чем это было на студийной записи, или вы стараетесь «не отходить от оригинала»?

М. Бугаев: – Кардинально переделать песню прямо во время концерта не представляется возможным как минимум потому, что мы играем под метроном и с записанными партиями клавишных. Если мы все начнем импровизировать, наш электронный «клавишник» всё равно продолжит играть так, как он «привык». (улыбается) Хотя, некоторые музыкальные «шутки» мы всё-таки можем себе позволить. Например, перед песней «9 жизней» мы однажды устроили с залом распевку припева в стиле регги. Эта идея не репетировалась, а пришла прямо во время концерта. Было забавно. Ещё я иногда позволяю себе импровизировать в сольных партиях, которые не влияют на структуру песни. Иногда могу подойти к микрофону и начать подпевать Мише там, где мне захочется. (смеется) Вообще, когда у нас есть время и вдохновение, мы всегда стараемся придумывать для концертов чего-нибудь новенькое и интересное. Когда-то давно исключительно в качестве прикола мы исполнили на концерте «Бременских». Оказалось, эта музыкальная шутка настолько удачная, что она может поднимать настроение явно больше одного раза. Так этот прикол стал неотъемлемой частью нашего репертуара.

М. Житняков: - Я знаю такую категорию зрителей, которые ценят живое выступление именно за то, что у них есть возможность услышать эксклюзивные версии их любимых песен с некоторыми отступлениями от студийных записей. И в наших выступлениях есть доля импровизации, главное в этом деле – не перестараться. (улыбается)

К.П. – Вопрос к Михаилу Бугаеву. Когда речь заходит о творчестве, очень часто звучат мнения о том, что каждый автор музыки и текстов должен иметь свой почерк. Судя по тому материалу, который создает ваша группа, вы с этим согласны, потому что у вас есть свой почерк. Что ты делаешь для того, чтобы этот почерк сохранить и делать его еще более четким и красивым?

М. Бугаев: – Во-первых, спасибо! На самом деле, говоря, что у меня есть свой авторский почерк, ты делаешь мне большой комплимент, Я очень рад, если мне действительно уже удается быть узнаваемым автором! (улыбается) Надеюсь, ты не имеешь в виду самокопирование? (смеется) Этого как раз хотелось бы избежать. Вообще, сложно быть узнаваемым вокалистом, иметь узнаваемый стиль игры на гитаре ещё сложнее, а иметь свой узнаваемый почерк в качестве аранжировщика и композитора сложно втройне. Я стараюсь постоянно совершенствоваться, как автор. Думаю, свои главные песни я ещё не написал. (улыбается)

К.П. - Твои поклонники знают, что ты слушаешь очень много самой разнообразной музыки и знаешь очень многих зарубежных исполнителей. Как тебе удается находить и переслушивать такое количество музыки, и насколько это оказывает влияние на тебя и как на исполнителя и как на создателя материала для альбома?

М.Бугаев: – Да, я слушаю «тонны» музыки. Безусловно, она оказывает влияние на мои музыкальные познания, вкусы и собственные идеи. Регулярно я для себя «открываю» новых интересных мне исполнителей. Обычно после работы вечером я всегда слушаю музыку. Люблю творчество современных композиторов, таких как Danny Elfman, Jerry Goldsmith, Alan Menken. Очень люблю AOR & melodic rock. Композитор Desmond Child, работавший в своё время со многими легендами этого жанра – просто гений! Певец Mark Free (после операции известный, как певица Marcie Free), группы "Treat", "Europe","Brother Firetribe", старички «Scorpions» - это та музыка, под которую я отдыхаю. Не могу не отметить такого чувака, как «Meat Loaf», а также композитора по имени Jim Steinman, который написал для него кучу хитов. Люблю «Dream Theater». Как и весь остальной мир жду сейчас, когда они объявят имя нового барабанщика. Безумно интересно, кто им станет, и что у них в итоге получится. Из современного рока мне нравятся многие песни групп: «Sixx:A.M.», «Nickleback», «Stone Sour» и д.р.. Если говорить о российских исполнителях, то вот уже почти 15 лет люблю музыку группы «Gorky Park». Слежу за сольными работами Николая Носкова и Алексея Белова. Вообще, я могу целый день рассказывать о той музыке, которую люблю. Поэтому буду закругляться, иначе люди вообще забудут, о какой группе это интервью. (смеется) Если интересно более подробно узнать о моих вкусах, заходите ко мне на страничку «в контакте» и слушайте аудиозаписи.

К.П. - Случалось ли такое, что за время работы над альбомом ты знакомился с творчеством какого-нибудь нового для тебя музыканта, и вдруг понимал, что, благодаря этому человеку что-то изменилось в твоем восприятии собственного материала и тебе хочется как-то доработать его или даже что-то полностью изменить?

М. Бугаев: – Когда записываешь готовый материал в студии, то кардинально переделывать его уже поздно. А вот когда только придумываешь, то имеешь полное право на новое видение. Материал для нового альбома, как я уже говорил, сочинялся почти полтора года. За это время у меня несколько расширились музыкальные вкусы, которые также влияли на сочиняемый мною материал. Например, есть песня, которую я начал сочинять под впечатлением от «боевичков» группы «Nickleback». Но в процессе подготовки аранжировки, мне захотелось вставить в музыку элементы более характерные для американского мелодик рока 80-х. В итоге получился, как мне кажется, интересный микс из современного тяжелого рока и музыкальных традиций, периода царствования AOR, глэма и поп-метала.

К.П. - Что у тебя отнимает больше времени: работа над музыкальным материалом или над текстами?

М. Бугаев: – Ответ однозначен - тексты! Вернее, когда есть вдохновение для написания текстов, то они рождаются быстро. Просто обычно это вдохновение приходится ждать достаточно долго. За это время я успеваю придумать парочку-тройку новых музыкальных тем.

К.П. – Теперь очередь Михаила Житнякова. А если брать вокальное исполнение, бывали такие случаи, когда в начале работы над альбомом ты пытался исполнить какую-то новую композицию одним образом, но потом, в процессе работы над альбомом вдруг понимал, что ее нужно петь как-то иначе, и она, в результате, начинала звучать по-другому? Или вы сразу определяете, как будет звучать та или иная композиция и никаких изменений не происходит?

М. Житняков: - Как правило, все серьёзные изменения вокальных партий происходят на стадии репетиций и на момент начала студийной сессии имеют законченный вариант. Для этого мы и делаем предварительную демо-запись. Но были случаи, когда записывая вокал, мы что-то меняли, только связано это скорее с мнением других людей, которые вовлечены в процесс. Так на альбоме «ННС» в продюсировании вокала активно поучаствовал Дмитрий Борисенков (гр. «Чёрный Обелиск»), за что ему отдельное спасибо!

К.П. - За то время, пока готовится ваш третий альбом, появились ли среди вокалистов новые личности, которые тебя заинтересовали не просто как слушателя, но и как исполнителя? Если ли среди известных вокалистов те, кого ты считаешь своими учителями?

М. Житняков: - Учитывая, что я не имею вообще никакого музыкального образования, я до сих пор нахожусь в стадии познания каких-то вокальных приёмом и техники. При записи композиции «Цветок майорана» на проекте Династия Посвящённых очень много с моим вокалом поработал всем известный Сергей Терентьев. Надо отдать должное его терпению и профессионализму. Сергей очень доступно объяснял те вещи, которые для меня были незнакомы и результат нашей совместной работы мне очень понравился. Что касается известных вокалистов, то, пожалуй, колоритный вокал Григория Лепса заинтересовал меня не только как слушателя, но и как исполнителя. Периодически пою на репетиционной базе его песни под «минусовки».

К.П. - Вопрос к Михаилу Бугаеву. Обычно само понятие «творчество» неразрывно связано с понятием «вдохновение». Правда, некоторые творческие личности утверждают, что само по себе вдохновение бывает разным. Ты согласен с этим? Или у твоего вдохновения только одно лицо?

М. Бугаев: – Вдохновение многолико. Несостоявшиеся отношения с одной девушкой могут вдохновить тебя на написание баллады, а состоявшиеся отношения с другой на сочинение «боевика». (смеется) Получается, что у вдохновения могут быть разные лица. Девушки-то разные?! А вообще, меня вдохновляют и фильмы, и другая музыка, и книги, и многое другое. Но основные источники вдохновения я назвал вначале этого ответа. (смеется)

К.П. – А что думает о вдохновении вокалист группы? Очень часто, когда говорят о вдохновении, больше обращаются к создателям музыки и текстов. А насколько важно вдохновение для вокалистов? И, вообще, какую роль оно для тебя играет?

М. Житняков: - Наверное, соглашусь, что вдохновение играет большую роль именно при создании музыки, стихов, для меня, как для исполнителя в большей степени важно физиологическое состояние.

К.П. - Некоторые музыканты экспериментируют, приглашая классических музыкантов или исполняя некоторые композиции в дуэтах. Как вы считаете, что-то подобное подошло бы для вашей группы?

М. Бугаев: – У нас уже был дуэт на втором альбоме. Вернее, там даже было трио. Песню «Искатели мира» Миша Житняков спел вместе с Сергеем Сергеевым (ех-«Артерия», «Форсаж») и Дмитрием Борисенковым («Черный обелиск»). На концертах в качестве гостя с нами неоднократно пел Евгений Егоров («Эпидемия», ех-«Колизей») и Владимир Насонов (Куча групп. Все не перечислишь). Думаю, вполне возможны и другие интересные дуэты. С классическими музыкантами также было бы интересно поэкспериментировать. Я бы с удовольствием вставил в аранжировку какой-нибудь песни живые струнные или саксофон.

К.П. - Если бы ваша группа решила записать какую-нибудь композицию в дуэте с вокалисткой, то, какая ваша композиция, на ваш взгляд, подошла бы лучше всего для такого дуэта?

М. Житняков: - Отвечает Михаил Бугаев (смеётся)!!!

М. Бугаев: – Михаил Бугаев тоже не знает, что ответить. (смеется) Если говорить о старых песнях, то можно было бы сделать диалог Михаила Житнякова и женщины в какой-нибудь балладке. Например, в «Помни обо мне».

К.П. - В разговорах о рок-музыке часто звучит слово «драйв». Только в результате этих самых разговоров неожиданно выясняется, что каждый вкладывает в это слово разные вещи. А что означает драйв для вас?

М. Бугаев: - Хоть с английского "драйв" и переводится, как движение, гонка или спешка, в музыке к темпу песен прямого отношения это понятие не имеет. Драйвовыми в музыке могут быть и джаз, и фанк, и диско! Драйв - это чистая энергия. Драйвово - это значит мощно и зажигательно! Причем мощно - это не синоним слова "тяжело"! Драйвово" - это когда при прослушивании песни практически невозможно усидеть на месте. Это нереальная отдача музыкантов со сцены, которая проецируется и ощущается в зале. В роке драйв - это кач. Я понимаю это понятие так. Вообще, всё это сложно объяснить словами - это нужно почувствовать.

М. Житняков: – Я слышал ещё одно значение - «драйв в голосе», но отсутствие музыкального образования не позволяет мне дать точное определение (смеётся).

К.П. - Если бы вам предложили сделать обложку для альбома, на котором были бы записаны все ваши песни, в виде просто разных цветовых полос или пятен и самим дали в руки кисточки и краски, то в какие цвета вы бы «раскрасили» вашу музыку?

М. Житняков: - В моём варианте было бы много оранжевого – более позитивного цвета я не знаю!

М. Бугаев: – Да, было бы много ярких красок. Пара сине-зелененьких тоскливых пятнышек, немного сиреневого и совсем не было бы черного. Хотя, черные обложки всегда смотрятся эффектно! (смеется)

Пока музыканты вносят все новые и новые оттенки в готовящийся для альбома материал, мы желаем им вдохновения, взаимопонимания друг с другом и с теми людьми, которые участвуют в подготовке альбома, побольше бодрости и сил для воплощения своих самых смелых и неожиданных задумок!